Лилия

ЛилияЛилия (Шиона, Елена Врублевская) — преподаватель, аромаист, психолог, культуролог, исследователь.
Практический опыт — 20 лет

Сколько я себя помню, мне всегда было интересно движение, которое увлекало меня за собой, прежде чем я успевала его как-то осмыслить. Изящные жесты увитых браслетами рук, горделивый поворот головы, змеиные изгибы талии — еще совсем маленькой девочкой я пыталась копировать движения индийских танцовщиц и даже придумывать на их основе свои собственные. Родители без долгих колебаний отдали меня в хореографическую школу, где я с восторгом осваивала азбуку шагов и жестов, пока мы не переехали жить в другой город.

Мой следующий приход в пространство танца случился уже в довольно сознательном возрасте, и вошла я в него не с парадного входа, а, если так можно выразиться, через потайную дверь. Мне было около двадцати, когда я открыла для себя даосские практики и, в частности, цигун. С этого момента мой мир, оставшись внешне тем же, изменился до неузнаваемости. По нему потекла энергия — невидимая, но явно ощутимая. И ею можно было управлять!

Это открытие окрылило меня, и я стала учиться работать с энергетикой тела, настраиваться на его каналы и меридианы, следовать их течению. Со временем я поняла, что женское тело отдается этому энергетическому потоку совсем не так, как мужское. Через это осознание я пришла к женским практикам и во всем их многообразии стала искать свою собственную.

То, что мой путь берет начало на Востоке, я знала без всяких подсказок, и поэтому с головой окунулась в исследование древних культур — Египет, Китай, Япония, Индия… Я искала там, где было что-то живое, изначальное. Ответом на мой запрос стал индийский храмовый танец бхаратанатьям — удивительное сочетание движения, философии, сексуальности и театра. Затем в мою жизнь ворвалось фламенко. Меня заинтересовала энергия этого танца, его стремительный порыв, его однозначность и утвердительность. Он помог мне сформулировать в самой себе эмоциональные переживания, которые прежде были импрессионистскими мазками, мешавшими более тонкой внутренней работе.

Потом начались эксперименты с арабскими, африканскими и другими видами народных танцев. Одновременно я занималась гунфу, а также японскими и даосскими практиками с мечом, что позволило мне больше узнать об осях и геометрии тела, глубже проникнуть в тайны нашей физической природы и использовать это в танце.

При всех различиях танцевальных форм, которые я примеряла на себя, я все больше ощущала их внутреннее сходство. И вдруг однажды я поймала себя на том, что танцую экзотический танец, вобравший в себя все когда-либо освоенные мной движения, все мои знания о природе женского тела. Это был трайбл — танец жизни, не знающей пределов и границ, путь осознанной и вместе с тем спонтанной женской силы. С этого момента я перестала заучивать истории, закодированные в разных танцевальных традициях, и стала искать свои собственные.

Я танцевала, а чтобы постигать философию творения всего сущего, я собирала вокруг себя людей, которые владели разными кодами знаний о природе человека и мироздания. Мне казалось, что именно искусство — тот особый язык, способный приоткрыть завесы тайн мироздания. Так я основала галерею, которая превратилась в храм разных религий, течений и духовных направлений, но где правил основной закон: диалогом с богом должен быть только художественный акт.

В этом «храме искусства» в течении 13 лет выставлялись произведения современных художников, визионеров и творческих личностей — живописные и графические работы, инсталляции, фотографии и сакральные артефакты, проходили выступления и перформансы. Это период погружения в разные духовные традиции Земли, встречи с учителями и мистиками, учениями о совершенствовании тела и духа.

Особенно сильным был мой резонанс с буддизмом, так что в начале двухтысячного года я отправилась в Индию, Непал, Бутан и Тибет, чтобы встретиться с прямыми носителями учения, практиковать дхарму, тибетскую йогу, исследовать уникальное направление тибетского тантрического знания — символизм песочных мандал и обертонное звучание.

Почти десятилетнее путешествие по Гималайскому региону (с периодическим возвращением к московской жизни), встречи с великими учителями, тулку, ламами Тибета, Делай-ламой, королевской семьей Бутана трансформировали меня, расширили мой энергетический ресурс и активировали мое служение социуму через международные культурные проекты.

Наступил период моего «социального танца». Так появились «Тибетский дом в Москве», президентом которого я и по сей день являюсь, фестивали «Тибет: традиции, искусство, философия». Я организовывала и курировала визиты тибетских лам, выставки тибетцев, концерты бутанцев и лекции ведущих специалистов мировой тибетологии в Москве, переводы и издание книг, а также многое другое.

Чуть позже на карте моих путешествий оказался север Италии и удивительное место Даманхур, знаменитое своими подземными храмами и западной мистической школой. Даманхур стал мне вторым домом, моей Альма-матер с разными дисциплинами, а наука алхимия, передаваемая основателем и духовным лидером Даманхура Фалько, стали главным звеном в цепи моих многолетних практик.

И опять танец, и вот я уже танцую в храмах Даманхура. Танец становится и молитвой, и диалогом с Богом, и переживанием Бога в себе и осознанием того, как средствами танца можно черпать важную информацию, сакральные знания и непреходящую мудрость. Сегодня танец для меня — это и священный диалог с моментом жизни, в который я иду тотально, открываясь всему, что он в себе несет, и храмовое служение как форма единения с высшими формами сознания.

2013 год стал для меня во многом знаковым. Я уехала из Москвы в Барселону, чтобы больше времени уделить собственному творчеству, и в этом же году произошла встреча с двумя алхимиками, которые оставили огромный след в моей жизни и оказали влияние на судьбу.

Это египтянин, духовный учитель, ароматерапевт, алхимик и парфюмер в пятом поколении Джамалем Абд эль-Сами Заки, который ввел меня в мир ароматов, эфирных масел, растений, активировал мою память о магии взаимодействия с эфиром. И, наконец, даосский алхимик, мастер, учитель ЧОМ (Олег Чернэ). Он открыл мне тонкие настройки и инструменты для работы с пространством, научил структурировать полученные знания в систему и делиться ими с людьми, а также показал, что служение высшей человеческой и божественной природе, по сути храмовое, возможно осуществлять вне линейного измерения времени и вне привязки к определенным географическим координатам. Я продолжаю восхищаться неиссякаемому потоку знаний и мудрости ЧОМа, утоляя свою жажду познания на его семинарах и при личном общении.

В 2015 году совместно с энтомузыкологом, музыкальным археологом и певицей Наташей Ивановой создала проект «Лаборатория интегрального звучания», где мы исследуем влияние пения на тело, сознание человека и формирование тела звука. И здесь, не сомневаюсь, меня еще ждут новые открытия, и я погружаюсь в мир звучания с удовольствием и особым трепетом исследователя.

Мастера, у которых я обучалась: Джампэл Намдрол Чокьи Гьялцэн (Богдо-Гэгэн IX), Пема Ранриг Доржде Ринпоче, Гантенг Тулку Ринпоче, Джоу Жиншэнг, Лю Шао Бин, Андрей Сидерский, Игорь Калинаускас, Ирина Искоростенская, Наталья Джунковская, Дмитрий Иванов (Го Току Кан), Оберто Айрауди (Фалько), Джамаль Абд эль-Сами Заки, Рэйчел Брайс, Наташа Иванова, Олег Чернэ, Мариона Сагарра и другие.

Связанные мероприятия

Новости сайта

Программы

Видео

Журнал