«Легкость бытия»…

Давайте смоделируем обычную вроде бы для наших дней ситуацию: скажем, мы, как «махровые» по жизни пешеходы, решили куда-то поехать и вызвали такси. К нам приезжает автомобиль (при этом мы не очень разбираемся в марке, типе кузова, топлива и т.д.), главное, что едет и внутри салона чисто.

Водитель трогается с места, а мы, вместо того чтобы болтать всю дорогу или сидеть в телефоне, решили понаблюдать, как он это делает. Становится ясно: вот он повернул ключ зажигания, крутит руль, чтобы поворачивались колеса, и иногда переключает что-то ручкой коробки передач. Некоторые особо ответственные водители еще включают специальный огонек перед поворотом – это тоже отмечаем…

И вот, добравшись до нужной локации, мы говорим себе: ну не так уж это и сложно! Идея понятна, набор действий ясный – можно сказать, «садись и делай!». И вообще, подвесочку на лобовом стекле мы бы выбрали покрасивее!

Но обратили ли мы внимание, что водитель еще что-то делал внизу со скрытыми от глаз педалями? Что он периодически хмурился, ибо ему не нравился какой-то посторонний звук в работе мотора? Что он постоянно поглядывал в боковые зеркала и зеркало заднего вида? Что он начинал тормозить задолго до приближения к едущей впереди машине, четко рассчитывая скорость и расстояние? Что он читал все знаки дорожного движения и оперативно реагировал на них? И проделывал массу других действий? И что для получения прав на вождение он прошел медицинский осмотр, где ему сказали: «Вам можно»?

Такая вроде бы банальная и очевидная ситуация приведена как пример для того, чтобы хоть немного понять, как мы сегодня приучены относиться к обучению в целом и к некоторым областям знаний в частности. Трехдневные курсы по шаманству, недельное уединение в гостинице при монастыре, поездка по мистическим местам или горам, пятидневный ретрит подле буддийского или другого мастера – и вот мы понимаем, как все устроено, и можем повторить. Нужно купить бубен, благовония и коготь рыси, выучить наизусть буддийскую мантру, сесть на час, скрестив ноги, прочитать те или иные книги, отработать движения последовательности, сделать правильное «резюме», если мы хотим выйти на рынок услуг по ведению занятий или обучению…

Ох… чем больше я нахожусь в практике (а это уже почти три десятка лет), тем больше понимаю, какого безоговорочного служения, слияния и поглощения она требует. И как долго и сложно это происходит. Нет, это не отказ от жизни в пользу каких-то занятий, не выпадение из реальности с ее делами и обязанностями, не сужение потока, который идет через тебя. Это скорее тотальное переподчинение всего, что ты делаешь, главному – задачам и методике практики.

Любая школа, любое направление или учение описывают возможную вершину реализации на своем пути, имеют примеры мастеров, достигших этих вершин (не одного, а целые преемственные линии и поколения!), действуют на основе четких инструментов, владеют определенным языком мироописания и соответствующими терминами… Все это создает практически полноценную, законченную в своей основе мир-вселенную, некий образ жизни, который со временем наполняет не только каждую клетку твоего тела, но и каждый квант твоего времени. И все, что ты делаешь, проходит только через один фильтр: усиливает тебя это в нужном направлении или нет.

Практика требовательна и безжалостна (в смысле – не снисходительна); она не допускает полумер, откладываний, оправданий… Либо ты делаешь в моменте «здесь и сейчас», либо не стоит обманываться принадлежностью… Нельзя, читая книги и посматривая видео, через десять лет сказать: «Я уже десятилетие этим занимаюсь»… Стаж ноль. Нельзя, периодически бросаясь в занятия после какого-то особо вдохновляющего семинара и бросая все через два месяца, говорить: «Я практикую»… Стаж ноль. Нельзя, даже регулярно занимаясь где-то в группе или секции, думать, что это «оно»… Стаж здесь чуть больше, но он все равно не наш, а той структуры, в которую мы входим.

Собственный стаж вырабатывается только личным вовлечением, следованием, дисциплиной, постоянством и полным подчинением себя — не людям как вершине, но знаниям. А для последнего нужно, чтобы знания начали реализовываться, чтобы появился опыт иных ощущений и иного качества жизни. Когда ты становишься не «решателем» каких-то действий в пространстве, а проводником того качества, которое рождается в процессе практики и может быть приложено к этому пространству. Когда становится немного понятно, что такое служение. Не философское рассуждение о нем, а его практическая суть.

И это так непросто… Мы привыкли жить импульсно, мы привыкли жить «капризно», если так можно сказать… «хочу – не хочу», «катит – не катит», «есть силы на что-то – нет сил»… Нас приучили, что всё должно быть легко, а не нравится, бросай и ищи что-то получше… Мы научились считать себя мерилом всего, не понимая, что суть наша крайне переменчива, а эталонность искажена. Мы не умеем сегодня подчиняться вере, знаниям и тем ограничениям, которые они накладывают, панически боясь проиграть какую-то свою «свободу». Только сделать что-то хорошее с этой свободой у нас тоже никак не получается…

Проблема в том, что понять, как соединять личную свободу и служение можно, только оказавшись на другом берегу, рискнув навсегда оставить позади реку недоверия, лености и страха.

 

Сегодня это видится как реальный внутренний подвиг – сказать: «Я выбираю это! Я верую в это!» и далее следовать этому выбору, не позволяя сбивать себя ни на дюйм.

Ни посторонним, ни, самое главное, себе…

 

* Мы, люди, всё равно все верим (это основа нашего сознания): либо мы верим во что-то или в кого-то, либо верим в то, что ни во что не верим…

Ольга Рунна
июнь 2022

Оставить комментарий

Видео

Журнал