Неготовность как образ жизни

Интересно, в какой момент человечество перебросило свое внимание с того, что у него находилось под носом — с бытия «здесь и сейчас», с проживания себя — в далекую, светлую и недоступную перспективу будущего?

Может, все дело в развивающих игрушках, когда ребенку вместо круглощекой куклы Настасьи с широко распахнутыми голубыми глазами дали Барби, полную сексуального appeal’a (призыва) и упакованную во взрослую жизнь благодаря одежкам и предметам, идущим в комплекте? Может, уже отсюда (благодаря дополнительному целенаправленному влиянию СМИ, рекламы и всего вокруг) ребенок начинает примерять на себя аспекты взрослой жизни, игнорируя детские игры и виды деятельности (бегать за жуком, делать «секретики», гоняться в казаки-разбойники, лазить по деревьям, читать детские книги)?

А может, это нарушение возникает в школе, когда дети начинают читать литературу «на опережение», получать выверенные кем-то суждения об истории своего народа, которые подаются как однозначно верные, о развитии мира в целом? Пропуская через себя все более и более сложные программы обучения, которые перегружают мозг в ущерб телу и чувствам? Уже в самом начале учебного года их готовят к переходу в следующий класс, ориентируя не на проживание и физическое усвоение текущих знаний, а на экзамен в конце последней четверти. Сегодня школа умудряется держать ученика в страхе и постоянном стрессе образами ОГЭ и ЕГЭ в любом классе. И получается, что вместо проживания своей детской жизни, где он должен постигать окружающий мир и свое место в нем, ребенок становится тотально ориентированным на «успешный успех» себя в будущей, взрослой жизни… А позиция взрослых напоминает известный анекдот про ученых и таракана, которому по очереди отрывали лапы и командовали «беги!»*.

Я помню из личного опыта ситуацию, когда студенты моего коллеги-преподавателя не захотели читать книгу Айрис Мердок «Песчаный замок», мотивируя это тем, что повествование идет о сложных метаниях мужчины сорока лет, а им, семнадцатилетним, это непонятно и недоступно из их опыта. Реакция всех вовлеченных взрослых преподавателей была однозначной: «Отговорки и глупости! «Войну и мир» прочитали в школе и ничего! И здесь могут справиться…»

И только через двадцать лет я поняла, что великая доля правды в том, что они чувствовали, есть. И «Войну и мир» им рано читать было! И Мердок, и многих других авторов!

Конечно же, они взяли эту книгу на семестр. Работа предполагала обсуждение стилистических, литературных и смысловых особенностей текста на иностранном языке. И если с первым и вторым аспектом больших сложностей не наблюдалось (приложение теории к практике), то вот разговор о переживаниях, мотивах и решениях героев зачастую сопровождался демонстрацией их максимализма, непримиримости и прямолинейности. Им сложно было, например, выдерживать места, когда автор в каких-то ситуациях полутонами показывала, что никто не виноват, что просто так сложилось, и надо принять и смириться… Или что решений может быть больше, чем одно, но ни одно из них не лучшее… Они судили и рубили с плеча, торопясь клеймить и обвинять героев в слабости (трусости, предательстве, малодушии и т.д.). Поняли ли они, о чем была эта книга? Думаю, что нет. Они создали из нее свой фантом с собственным сюжетом и финалом… И сделали они это не потому, что не хотели напрячься по-серьезному, а просто потому что не были готовы и еще не могли…

(Кстати, когда у этих студентов спросили, что бы они хотели предложить взамен, они радостно сказали: хотим читать «Гарри Поттера». Вопрос: могли ли они прожить в Гарри Потере то, что им хотели показать в «Песчаном замке»? И не торопитесь давать здесь однозначный ответ…)

Энергия всегда там, где внимание. Так куда же мы все живем? В какое время, в какой момент? В тревожное будущее, в необходимость быть максимально ко всему готовым и натасканным, в возможные заманчивые перспективы?

Или в то, что происходит с нами сейчас, когда мы соприкасаемся со своим телом и чувствами, с близкими людьми, с делами и процессами?

Не важнее ли вечером подвести итог прошедшего дня, вспомнив всё, что в нем происходило и как тебе всё это было, чем весь день смотреть в несуществующее будущее, грезя о том, чего нет, и спуская в черную дыру то, что происходит с тобой в данную минуту?

В педагогике есть такое понятие – зона опережающего развития. Складывается ощущение, что мы пере-опередили сами себя…

(На вполне логичный вопрос: так как же все-таки показывать детям хорошую литературу и грамотную историю, я бы предложила давать им знакомиться с качественными отрывками из серьезных произведений, доступными для их ощущения и восприятия сейчас. И обозначать, что еще есть в произведении, как задел на их будущий интерес. С историей, конечно, сложнее, но и здесь можно было бы показывать разные версии и точки зрения, чтобы ребенок понимал, что не все в нашей жизни линейно и однозначно… Возможно, у вас есть еще какие-то варианты для этого.)

* Ученый проводит эксперимент над тараканом: отрывает ему одну лапку и говорит: «Беги!» Таракан бежит. Отрывает вторую лапку и говорит «Беги!», тот опять бежит. Отрывает таракану все лапки и опять говорит: «Беги!». Таракан не бежит. Ученый повторяет: «Беги!», таракан все равно не бежит.
Вывод: без лапок таракан не слышит.

Рунна
май 2021

Оставить комментарий

Программы

Видео

Журнал